Аполлон Бельведерский



Обнаженный красавец Аполлон гордо принимает восхищение окружающих. Он же скрывает за гладкостью мрамора немало секретов, которые утаил когда-то в своем произведении скульптор Леохар. И хотя Аполлон Бельведерский всего лишь копия бронзового оригинала, историки склонны предполагать, что копиист воспроизвел статую в мельчайших деталях.

Так помимо самого Аполлона в скульптурном ансамбле есть еще одна любопытная деталь. Ствол дерева, на который опирается бог. Некоторые исследователи считают, что он появился только в римской копии. Задача его – придать фигуре устойчивость. Дескать, копиист понял, что в мраморе статуя потеряет внутреннюю устойчивость, и решил «подстраховаться» стволом. Леохар же, который отлил своего Аполлона в бронзе, в такой подпорке не нуждался.

Мало того, он блестяще вышел бы из положения, даже если бы изваял бога в мраморе. Дело в том, что для одного из семи чудес света, Галикарнасской гробницы царя Мавзола (от имени которого и произошло слово «мавзолей») Леохар создал «Ганимеда, которого орел уносит на небо» - статую удивительную и необычную по исполнению, результат дерзкой мысли и тонкого расчета. У этого мраморного Ганимеда не было самостоятельной опоры – только орлиные когти держали его в полете! Резонно предположить, что коли Леохар сумел создать висящего в воздухе без всякой опоры Ганимеда, то уж сделать устойчивым Аполлона, который касается земли, он смог бы без всякой подпорки.

Однако решимся утверждать, что этот ствол был и в греческом оригинале, потому что решает он вовсе не технические задачи (их Леохар решил бы гораздо изящней), а духовные и мистические.

В Древней Элладе было множество разных оккультных школ, и, вполне возможно, что скульптор являлся адептом какой-то из них, присутствовал на тайных священнодействиях Элевсинских Мистерий, куда допускались лишь избранные из избранных. На них жрец сообщал новым посвященным запретные знания о мире, богах и человеке.

Вот их-то и хотел передать великий скульптор. Но у ваятелей свой язык. То, что некоторым кажется всего лишь технической деталью, на самом деле является символом некой истины.

Так и здесь – Аполлон опирается на Вселенское Древо Жизни, корни которого не на земле, а на небесах. Таково, по Леохару, устройство мироздания. Скульптор словно демонстрирует свои тайные знания о том, что истинной опорой бессмертного является не земля с ее проходящими наслаждениями, а небо, а небо, заключающее в себе многообразие и множественность миров.
---
+ 0 -